ул. Петрозаводская, 19 (вход c торца)
8 (821) 251-37-95 Пн-Пт: 10:00 - 17:00
-  А  +
+18

Ольга Коткина: «В этой статье, господа, вы расписались в собственном бессилии и некомпетентности»

19 марта 2018 года на сайте информационного агентства «Комиинформ» вышла статья под названием «О подводных камнях инклюзии рассказали эксперты в Коми» https://komiinform.ru/news/161677/

В статье так называемые эксперты высказывают своё мнение относительно причин, по которым дети-инвалиды не могут стать полноценными членами общества. И главной проблемой названа сама семья особого ребёнка.


Как остаться матерью ребенка, который вдруг стал «государственным»?

Авторы – председатель ВОИ Койгородского района, мама сына с инвалидностью  Ольга Коткина и юрист КРО ВОИ Григорий Московко.

Радость материнства в нашей стране может закончиться по достижению ребенком 14-летия. Если он особенный, то автоматически перестает быть маминым и становится «государственным».

«У вас не совсем здоровый малыш», — с этих слов врача начинается долгая история, с которой надо что-то делать. Надо дальше как-то жить. Первый вопрос, который задает себе мама — «За что именно мне, почему —  у меня?».  Дальше начинается типичное российское «хождение по мукам», когда мама обивает все пороги госучреждений, чтобы поставить своё чадо на ноги: институты, больницы, развивающие центры… всего и не упомнишь.  Но эта боль – ничто по сравнению  с сюрпризом, который ждет вас на его 14-й день рождения.  Вы приходите в службу опеки, где вам сообщают о том, что ребенка нужно лишить статуса дееспособного, а вы теперь не мама, а опекун. Как это было у меня? Мне сказали: «Не возмущайтесь. Ребенок  принадлежит государству, а от вас теперь требуется только покупка штанов и рубашек». Этот шок был намного сильнее, чем тот, что я испытала, когда услышала диагноз своего сына. Значит, мама не спит по ночам, прислушиваясь, дышит ли её ребёнок, вскакивает после каждого шороха,  перевернет, укроет. Мама занимается лечением  ребёнка. И тут говорят, что ребёнок не принадлежит матери. Но и это ещё не всё. Права на опекунство нужно еще получить!  


Общественница из Койгородка Ольга Коткина: «Меня не остановить ни угрозами, ни конфликтами»

«Когда у меня родился сын с особенностями, мне мое высшее юридическое очень даже пригодилось. Я столкнулась с тем, что такие дети брошены государством, и вся надежда только на силы родителей. А я, ко всему прочему, еще и растила его одна. Мне ничего не оставалось, кроме как начать защищать себя самой».

Ольга, как ты стала председателем ВОИ Койгородского  района?

О.К.: Скажу честно, что я ничего не делала для того, чтобы стать председателем общественной организации. У меня просто ребенок инвалид, и я оказалась в ситуации  человека, оказавшегося без защиты, брошенного. Я со своим сыном стала не нужна ни обществу, ни властям. Все, что я могла – это по ночам плакать в подушку так, чтобы мама не слышала, потому что даже ей эта история давалась с трудом. Я снова и снова задавала себе вопросы – почему у меня такой ребенок? Почему это случилось именно со мной? Есть ли еще такие дети, такие мамы? Однажды я узнала, что есть общество инвалидов, обратилась туда и получила отказ в моей просьбе о поставке подгузников. Зато меня пригласили на концерт и чаепитие. Но полтора года назад мне предложили возглавить организацию в Койгородском районе.

И ты сразу начала защищать права?

О.К.: Нет, я стала проводить мероприятия для людей с инвалидностью, ну, сама понимаешь… чай попить, концерт организовать. Потом поняла, что я делаю что-то не то, я себя почувствовала какой-то… тамадой  и почувствовала, что это не мой путь. Я сказала, что все это хорошо, но сначала инвалиду нужно дать комфортабельную коляску, а потом он уже  поедет на ней по улице с гармошкой. С этого момента я все больше


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: