ул. Петрозаводская, 19 (вход c торца)
8 (821) 251-37-95 Пн-Пт: 10:00 - 17:00
-  А  +
+18

Сосногорская ВОИ: Написано много законов, защищающих особенных детей, но к сожалению, они не всегда действенны

В Сосногорской организации ВОИ за чашкой чая встретились  мамы  особенных детей…. Мамы, чьи дети выросли, стали взрослыми, поделились  опытом развития своих детей.   Рассказывали, как  трудно решались вопросы по обучению, лечению, как готовили их к жизни в обществе.


Мамы. Или как я провела группу в Троицко-Печорске

Группы «Я — мама особого ребенка» каждый раз разные, поэтому у меня нет необходимости или даже возможности  встраивать что-то вроде регулярного тренинга. Мамы особых детей – это настолько особые люди в своей особой ситуации, что очень быстро становится ясно – нужно подстраиваться под группу. То, что группа одноразовая – приехали в район, провели и уехали – это тоже особый подход: просто сделай за стандартные девяносто минут все, что сможешь. Любая новая мысль, любой проблеск в давно зафиксированных, замкнутых на своей «особости» переживаниях – это уже  результат.

Мамы Троицко-Печорска – это, к примеру, совсем не мамы Ухты. В Ухте – открытость, эмоциональный выплеск, доверие, сопереживание и поддержка. В Троицке – гнев, усталость, закрытость, молчаливое негодование, тягостное равнодушие, неверие. Но проблемы те же, вопросы те же: как не срываться на ребенка? Как  сделать так чтобы они (вообще все люди) не тыкали в моего ребенка пальцем? Как быть с другими родителями, которые боятся наших детей? Как  сделать, чтобы дети общались, если нет никаких занятий?

Аня требует кружок по интересам  для особых детей в Троицко-Печорске,  говорит, что нужны деньги, помещение, квалифицированные специалисты по развитию. Через час понимает – ходить в гости, заниматься вот в этом самом помещении, где мы проводим тренинги, организовать клуб мам, составить расписание занятий, которые можно самим и проводить – это не про деньги, не про требования, не про законы,  не про чиновников. Это  про способность принять ответственность  за свою ситуацию на себя и начать делать то, что можешь. Можно ждать, или можно делать.  Замкнуться на своем горе, на своей трудности или  сообща создать возможность.  Остальные молчат. Почти до конца группы – молчат. Не верят. Устали.  Не готовы. А я сижу и  вспоминаю Ирвина Ялома: «Мы полностью ответственны за свою жизнь: не только за свои действия, но и за свою неспособность действовать».

Потом я узнала, что  мамы пошли  к соцработникам и попросили выделить им время и помещение. Надеюсь на продолжение.

Ольга Авдеева


Как живут мамы и инвалиды в районах Коми?

Мы  вернулись из поездки в Ухту и Сосногорск. В рамках микропроекта «Академия инклюзии», финансируемого РООИ «Перспектива» г. Москва в республике проходит череда различных мероприятий. В это раз председатель КРО ВОИ Маргарита Колпащикова проводила личный прием, а специалист КРО ВОИ  Ольга Авдеева   тренинги  для мам особых детей «Мне есть дело до себя».

Главная цель поездки – мониторинг проблем, с которыми сталкиваются люди с инвалидностью и их семьи.

Более 18 человек поделились тем, с чем им приходиться жить ежедневно, какие неимоверные усилия прикладывают люди, чтобы получить жизненно важные лекарственные препараты, памперсы, направления на лечение и реабилитацию. Сколько порогов нужно оббить, сколько бумажек заполнить. Грустно становится, когда слышишь исповедь мамы, не имеющей возможности вывезти своего ребёнка на отдых или многодетной мамы, воспитывающей, в том числе ребёнка с инвалидностью о том, как власть выделила им земельный участок практически в лесу, без дороги. И что с этим делать, они не знают.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: