ул. Петрозаводская, 19 (вход c торца)
8 (821) 251-37-95 Пн-Пт: 10:00 - 17:00
-  А  +
+18

Режиссер Дарья Лебедева: «Человек с аутизмом — целая Вселенная»

Сыктывкар посетила Дарья Лебедева — режиссер известного короткометражного фильма «Каждый 88». Фильм о людях с аутизмом и о «билетах в новую жизнь» входит в программу кинопоказов «Кино без барьеров» в Коми и вызывает, пожалуй, самые сильные эмоции у зрителей.  Каждый видит в этом фильме  нечто значимое свое.  О чем трогательный и фантастический  «Каждый 88» для режиссера? Зачем смотреть кино про «аутиста»? Интервью с Дарьей Лебедевой в  проекте КРО ВОИ «Мы – рядом!».

Дарья, как же судьба занесла Вас в  Сыктывкар?

Очень просто! Мне написали организаторы кинофестиваля «Туй веж» и пригласили приехать на фестиваль в качестве члена жюри.   Я впервые получила предложение быть в жюри кинофестиваля, поэтому  согласилась. Это новая роль для меня, это новый опыт, а любой новый опыт приносит новые впечатления.  И действительно, эта работа произвела на меня впечатление! Работу жюри никто не видит. Люди появляются в начале кинофестиваля перед зрителями, широко им улыбаются, потом куда-то исчезают. Куда? Так вот, оказывается, мы исчезаем в небольшой зал, где смотрим всю программу, и это тяжелая работа. Мы должны  смотреть,  обсуждать, выносить вердикт. 

Как Вы оцениваете уровень кино, снятого в Коми?

Заметно, что людям есть, что сказать. У вас добрые сердца, и вы стремитесь делиться этим теплом. Но пока вам не хватает профессионализма и веры в себя. То есть, режиссеры иногда снимают фильмы не на высоком уровне. Но  не потому, что не умеют это делать и не потому, что не обладают  талантом, а потому что просто не верят в свои силы.  Вам нужно понять, что вы можете снимать кино по-взрослому. То, что я увидела –это словно человек берет камеру, чтобы высказаться, но потом говорит: «я поиграю в кино, ведь я не профессионал, поэтому  немного просто похожу тут с камерой, вдруг что-то получится». Я считаю, что любому человеку, в том числе и режиссеру, нужно разрешить себе мечтать о большем, тогда и кино вырастет.

Для чего Вы решили снять фильм именно об аутизме?

Каждый 88-й ребенок рождается с расстройством аутистического спектра, но особые дети до сих пор считаются объектами для насмешек и унижений, а их родители —  плохими родителями, алкоголиками, наркоманами.  Обществу не хватает знаний именно о том, что такое аутизм и первый шаг – это вброс, но не информационный, а эмоциональный. Не разжевывание, а привлечение внимания к этому расстройству и всплеск нового к нему отношения.  Перед тем, как снимать фильм, я посещала центр по развитию детей с аутизмом, знакомилась с ними, наблюдала за собой, отмечала  свои чувства. В итоге я полгода «страдала» над идеей, а затем объявила конкурс на лучший сценарий. Мне прислали 30 сценариев, все они были про несчастную беспросветную жизнь, и я отправила их в мусорную корзину. А потом села и написала сценарий сама.   Фильм был снят за четыре дня.

Каждый нашел в этом фильме что-то свое. О чем этот фильм лично для вас?

Я хотела высказаться. Сложно  свести это высказывание до одной фразы, но я попробую.  Прежде чем унижать человека, прежде чем смеяться над ним или просто проходить мимо, надо подумать о том, что этот человек – целая Вселенная,  и он может  в себе содержать гораздо больше, чем можно увидеть на первый взгляд.  Это – личность, и она  сложнее и глубже, чем кажется.

Фильм  неизменно вызывает сильные эмоции у зрителей – слезы, замирание, восхищение. Как  вам это удалось?

Я полагаю, это потому, что фильм снят необычно для  такой тематики. Обычно  фильмы о людях с инвалидностью снимаются в замедленном темпе, герои – просто люди,  в сюжете нет ничего сверхъестественного.  Я сняла фильм о людях с инвалидностью  в жанре  фантастики, и это приковывает внимание зрителя. К тому же слезы зрителей – творческая задумка,  и если бы они не плакали, я считала бы, что это провал.  Хороший режиссер предугадывает реакцию зрителя.

В первой части фильма показан  герой, так сказать,  в его прошлом воплощении. Он там герой  войны. Зачем?

Чтобы все зрители точно поняли, что главный герой – умер. И он умер героической смертью. Я не просто так выбрала советского солдата и не просто так сделала его героем. Я хотела показать, как такой во всех смыслах героический мужчина воспримет новость о том, что он станет ребенком с аутизмом. Если бы речь шла об обычном среднем мужчине, ничего странного в том, что он струсил, не было бы. Но когда даже герой берет в руки черный билет, и у него трясутся руки, и он повторяет: «Я не хочу быть калекой, я не хочу всю жизнь есть кашу с ложки», когда даже он пугается, становится ясно, насколько это страшно. И когда мама узнает диагноз своего ребенка, первая реакция — эмоциональный паралич. Даже огромная сила духа не позволяет сразу принять такое.

Но он же герой! Зачем ему черный билет?

А тут все на равных. Потому что если черные билеты будут попадать только плохим людям, это будет означать, что все наши инвалиды – плохие люди или были когда-то плохими людьми. И то, что особые дети рождаются только в семье алкоголиков —  это глупость, и это миф, который мы развеиваем этим фильмом. Черный билет может вытащить каждый 88-й. Если у вас рождается ребенок с аутизмом, это не значит, что вы —  плохие родители. Это значит, что так сложился случай. Судьба. Бог посылает таких детей только родителям, которые могут это выдержать. Я никогда не была в шкуре таких мам и пап,  но я  могу сказать только одно – что я ими восхищаюсь.

Спасибо.

Ольга Авдеева


Читать так же по теме:


Нашли орфографическую ошибку в статье?
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: