ул. Петрозаводская, 19 (вход c торца)
8 (821) 251-37-95 Пн-Пт: 10:00 - 17:00
-  А  +
+18

СМИ О НАС: Маргарита Колпащикова: «Глобальная проблема инвалидов Коми — отсутствие доступной среды. Люди просто не могут выйти из дома»

Маргарита Колпащикова: «Глобальная проблема инвалидов Коми — отсутствие доступной среды. Люди просто не могут выйти из дома»

 27 января 2017 года, 9:35 |

Фото Антона Пархачёва

В этом году в Коми работа по улучшению качества жизни людей с инвалидностью продолжится, в республике воплотят в жизнь новые проекты. Однако здесь остается немало проблем, и, как оказалось, порой неожиданных. Подробности — в интервью председателя Коми республиканской организации Всероссийского общества инвалидов Маргариты Колпащиковой агентству «Комиинформ».

— Маргарита Михайловна, неоднократно в СМИ проходила информация, что в 2017 году в Коми активизируют работу по социальной реабилитации людей с инвалидностью. Каким образом?

— Непростой вопрос. То, что она усилится, я немного, честно говоря, теряю надежды. Наша работа с 2012-го года по отстаиванию своих прав на реабилитацию сегодня практически на том же уровне. Все наши обращения в структуры власти, проведение семинаров, конференций, открытые письма и требования, сбор подписей – пока все это в глубоком молчании, в то время как подписей «за» собрано более четырех тысяч.

— В последнее время вы боролись за пансионат «Забота» в Максаковке.

 

— У меня есть информация, что Центр передан в ведение Тентюковского дома-интерната. С 1 января это их владение. Поэтому говорить, что у нас там будут места, как об этом нам рассказывал министр соцзащиты, я не могу и не предполагаю, как это может быть. В одной структуре находиться нескольким разным — невозможно. Тем более, что количество людей, которых запланировано туда перевести, намного больше, чем там есть готовых мест. Пока мы находимся в стадии ожидания. Ждем Совет по делам инвалидов, после которого, возможно, получим ответ и начнем работу.

— Летом вы обсуждали с главой региона Сергеем Гапликовым вопрос повышения качества жизни людей с инвалидностью. Какие-то из принятых на встрече решений реализовались?

— Речь на встрече как раз шла о Центре реабилитации. Все это было в преддверии нашей отчетно-выборной конференции. С Сергеем Анатольевичем мы проговорили, что в республике отсутствует и что должно быть. Глава дал поручение министру соцзащиты Илье Семяшкину, чтобы в этом плане были какие-то подвижки, но я уже рассказала, что мы имеем сегодня. Очень быстро я постаралась рассказать главе, что представляет собой наша организация, каково положение инвалидов. Времени на встрече было катастрофически мало.

— А каково у нас положение людей с инвалидностью?

— Первое – говорят о том, что у них есть проблемы в получении образования. А мы же говорим о том, что сегодня проблем с получением образования практически нет. По вопросу трудоустройства некоторые проблемы есть, потому что все-таки каждый ищет что-то для себя лучше, но трудоустроиться можно. Самая глобальная проблема инвалидов республики, которая не дает решить все остальные вопросы, это отсутствие доступной среды. Сегодня даже если человек готов учиться и работать, он элементарно не может выйти из дома, пройти свою территорию, добраться до автобусной остановки, даже несмотря на то, что удобные автобусы потихоньку появляются. Но и там не все автобусные комплексы готовы принять человека с инвалидностью, не все водители готовы помочь, особенно человеку на коляске. Поэтому у нас эти вопросы в приоритете. Основная проблема – в отсутствии возможности передвигаться. У нас нет и соцтакси, потому что две единицы транспорта – это не решение вопроса для нашего города.

— Не так давно в Думе заявили: готовится законопроект, согласно которому обустройство пандусов в многоквартирных домах в России будет проводиться без согласия собственников и станет дополнительным видом работ по программе капремонта. Насколько, на ваш взгляд, это реально?

— За чей счет, господа?! Не будем спрашивать собственников, и что? Сегодня все, что касается жилья, возложено на муниципалитет. Где они возьмут деньги, потому что, если что, это удовольствие – очень недешевое. Подходить здесь нужно иначе – индивидуально. Главное, на сегодняшний день вообще отсутствует понимание какой-либо потребности. Никто не может сказать кому и что нужно. Сами инвалиды, очень редко соглашаются на какие – то серьезные перемены в своей жизни.

— То есть вы хотите сказать, что это не нужно самим людям с инвалидностью?

— Людям с инвалидностью это очень нужно, но решиться например, на переезд могут не все. Говорить о том, что сегодня огромное количество таких людей нуждаются в переселении с верхних этажей, не приходится. В 2015-ом году мы проводили мониторинг и опросили более двух тысяч человек по всей республике с проблемами в передвижении. Один из вопросов был – готовы ли они сменить свое жилье по причине недоступности. Я вам скажу, что из 2212 анкет только в трех было написано, что люди готовы к этому хоть сегодня.

— Трех?!

— А я вам объясню. Люди с инвалидностью в большинстве своем зависят от окружения, поскольку доступной среды уж если не в доме, то на территории вокруг — нет. У них за годы сложились хорошие отношения с соседями. Они помогут, принесут, посодействуют. Второе. В большинстве своем люди с инвалидностью живут не одни. Далеко не всегда семья готова из-за своего человека обменять жилье. Говорят, что там уже ремонтик, там уже все сложилось, устраивает район и так далее. Желающих больше, чем трое, но у всех возникают вопросы: «а что я буду делать, если рядом не будет тети Маши, которая в любую секунду придет на помощь?», «кто поможет выйти?» и так далее.

— Почему возникла необходимость такого опроса?

— Мы обращались в правительство Коми с вопросом о принятии республиканской программы по переселению людей с инвалидностью в доступное жилье. С нас стали требовать информацию, сколько человек в этом нуждается, хотя я до сих пор не понимаю – почему с нас. Таких данных нигде не было. Опросить нам удалось немало, и результаты удивили. Переезд – это правда непросто, и в этом плане я людей очень хорошо понимаю.

— Больше работа в этом направлении, получается, не ведется?

— Сейчас создаются комиссии, чтобы промониторить жилье людей с инвалидностью. Работа пока не сильно набирает обороты, но, думаю, там каких-то глобальных результатов тоже не будет. Возможно, заговорят о переоборудовании жилья, но не о переселении. А вообще, у людей с любым видом инвалидности много разных проблем. Даже если человек не испытывает проблем с передвижением , ему сложно получить услугу, тому же слабослышащему или незрячему, а также имеющему ментальные проблемы. Вы, кстати, в курсе, что сегодня в мире каждый 88-ой, а в России каждый 68-ой ребенок рождается с аутизмом?

— Слышала только, что с каждым годом количество таких малышей значительно растет. Почему так происходит? Как это поясняют специалисты?

— Не думаю, что здесь могут что-то объяснить специалисты. Стопроцентно уверена, что дело тут даже не в экологии. Это все «сверху»…Так должно быть. К нам обращаются, чтобы мы изменились и сами по-другому смотрели на людей, не гребли всех под одну гребенку. Мы все совершенно разные.

— ?

— Это только мое мнение. Был момент, примерно лет 15 назад, когда у нас появлялось очень большое количество детей с синдромом Дауна. Такие люди наполнены огромной любовью. Это добрые, солнечные люди, которых можно спокойно ставить на помощь тяжелобольным. Наверно, миру хотели показать, что добро и любовь – это самое главное, что должно быть. Сейчас в большей степени рождаются люди с аутизмом. Аутизм – это синдром человека, живущего своей жизнью. В принципе, мы привыкли жить как в «коммуналке», массово, все вместе. И чаще мы попадаем в некие групповые жизненные ситуации. Человек с аутизмом живет в своем мире. Наверно, нам хотят показать, что нужно остановиться и обратить внимание на свой мир, постараться понять кто я, с чем пришел сюда, изменить себя. Еще раз подчеркиваю: это только мое мнение.

— На федеральном уровне одобрено решение о предоставлении Коми из федерального бюджета более 41 миллиона рублей в рамках софинансирования мероприятий программы республики «Доступная среда» на 2016-2020 годы». Общий объем средств в 2017 году на указанные цели составит 77 миллионов рублей. На что он пойдут?

— Сказать сейчас сложно, я не видела программу распределения. Это будет проходить в пятницу. Мое понимание в следующем, и оно за несколько лет изменилось. Тогда я считала, что средства надо давать большому количеству желающих, пусть даже по чуть — чуть. Сейчас думаю, что вся наша точечная дележка ни к чему не приводит. Нужно очень хорошо понимать – где надо и кому. С 2012-го года в России и республике ведется паспортизация социальных объектов, где четко прописываются все выявленные нарушения, барьеры и меры адаптации. Считаю, что если объект имеет очень хороший паспорт с мерами адаптации и планами, так давайте им в первую очередь дадим средства, потому что они четко отработали это.

— Были ли у нас случаи, когда средства пошли «не на те» объекты или цели.

— Конечно. Не буду называть объект, но там сделали пандус, вместе с пандусом сделали ремонт в кабинете директора, поменяли окна. Что изменилось? Инвалиды появились? Нет. А на пандусе еще поставили каменный горшок с цветами. Им дают деньги в следующий раз. Обустраивают специальное место для инвалидов, но делают его с черного входа, потому что в выделенное помещение можно зайти только с той стороны. Или помещение выделяется для колясочника, а войти он туда не может: там нет пандуса, есть только ступени. Понимаете, мы бездумно, бездарно тратим деньги, и это не дает результата.

Подробнее: https://komiinform.ru/news/143588/
© ИА «Комиинформ»

Автор Ярослава Пархачева

Оригинальный источник: https://komiinform.ru/news/143588/


Читать так же по теме:


Нашли орфографическую ошибку в статье?
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: