ул. Петрозаводская, 19 (вход c торца)
8 (821) 251-37-95 Пн-Пт: 10:00 - 17:00
-  А  +
+18

СМИ: Александр и Светлана Забоевы: «Людям с инвалидностью нужно становиться смелее»

 

Сыктывкарцы Светлана и Александр Забоевы – необычная пара. Она практически не ходит, он – почти не видит. Однако эти люди настолько позитивны, жизнелюбивы и энергичны, что им могут по-хорошему позавидовать многие. Света и Саша всегда стараются жить «здесь и сейчас» и радоваться каждому дню, даже если он принес какие-либо трудности. В интервью «Комиинформу» участники проекта для людей с инвалидностью «Мы рядом» охотно рассказали о себе, поделились мыслями о создании семьи и своем отношении к жизни.

— Ребята, вы родились здесь, в Сыктывкаре?

Светлана: Да. Мама работала на почте, папа – следователь в ГИБДД. Есть старшая сестра, она – учитель младших классов. Училась я в 25-й школе. Закончила 9 классов. Дальше уже просто физически посещать школу не смогла. С тех пор сижу дома, дома и работаю.

— Инвалидность у вас с детства?

Светлана: В два года у меня началось осложнение после ангины, до этого была здорова. Осложнение ударило по шейному отделу позвоночника. Врачи говорили маме, что это она меня неправильно держала на руках до года, и из-за этого развился остеохондроз, а потом выяснилось, что уже тогда у меня развивался полиартрит. Начались санатории и больницы…Мама пыталась меня вылечить, ездили по всей стране и за ее пределы, но ничего не помогло. Становилось только хуже. Ходить совсем сложно мне стало после 20 лет, сейчас мне 39.

 — Сложно ли вам было учиться?

Светлана: Очень. Я уже с утра мучилась мыслями, как мне спуститься из подъезда, как подняться по лестнице в школе. Это сейчас там доступная среда: есть пандусы, первый этаж полностью оборудован под колясочников, а раньше такого не было. На уроках думала вовсе не о предметах, а о том, как я буду подниматься на четвертый этаж. Может, поэтому и училась плохо… И опять же, это сейчас дети стали спокойнее относиться к инвалидам, а тогда часто сталкивалась с жестокостью. Пальцем показывали, по-разному обзывали. Сейчас же, сестра рассказывает, отношение стало лучше. Так что лично мне было тяжело и физически, и психологически.

 — С чем вы связываете такие изменения?

Светлана: Думаю, с ними больше ведут бесед об этом. Может, где-то они черпают что-то из средств массовой информации, узнают через родителей. Положительные подвижки в этом плане есть, и мы это чувствуем! На улице бывает, подходят незнакомые дети и просто здороваются, спрашивают, как дела, как зовут. Хотя ребенок ребенку рознь, как и взрослый. Был случай, когда я упала с коляски возле торгового центра, так никто не помог, а в скорой помощи так вообще «отмерили» время и сказали, что если я в машину через столько-то минут не залезу, то уедут, а у меня голова разбита, кровь хлещет…

 Александр: Я тоже родился здесь в 1983 году абсолютно здоровым. В 13 лет, играя с мальчишками, упал с козырька подъезда и ослеп. Подробности уже не помню, может, меня столкнули, но молчат все. Полгода я просто лежал, потом потихоньку начал ходить. Год в школе пропустил, потом снова стал учиться и доучился до 9 классов. Передвигаться мне помогал брат. Когда он ушел в армию, я стал учиться ходить сам. Сначала выходил просто на крылечко, потом до одного угла дома, до другого, а потом и по магазинам потихоньку научился ходить. Постепенно приобщился к новой жизни, выучился в вечерней школе. Впоследствии мне удалось немного восстановить зрение, сейчас чуть-чуть вижу очертания предметов.

Светлана: И ведь он заканчивал обычную вечернюю школу. Ему нужно было ксерокопировать все учебники, чтобы читать через лупу. Было очень тяжело.

Александр: Теперь я работаю в Обществе слепых, учу незрячих и слабовидящих людей компьютерной грамотности, а также обращаться с разной техникой. Этому всему научился сам на курсах. Рабочее место подобрали с этого года через Центр занятости. А моя Света проводит интеллектуальные мероприятия по «Скайпу». Недавно проводила игру «Что? Где? Когда?» для людей с инвалидностью из разных городов.

Светлана: А еще я люблю рукоделие – занимаюсь вышивкой, рисую, вяжу, валяю из шерсти.

Как вы познакомились?

Светлана: Раньше у меня был другой молодой человек. Жили пять лет, но не сложилось. Сашка был другом гражданского мужа, часто приходил в гости, вместе выезжали на природу. Когда те отношения закончились, Сашка стал за мной ухаживать. Буквально полгода я «холостяковала», а потом ко мне начал с розами ходить…Еще полгода просто общались, потом решили снимать жилье. Сменили уже несколько квартир. Вместе живем три года, поженились год назад 10 ноября. Взяли кота, назвали Пломбиром (смеется).

 Какой была ваша свадьба? Все ли удалось, чего хотели изначально?

Светлана: Для меня штамп в паспорте ничего не значит, в отличие от многих девчонок. Я как-то просто к этому отношусь. Саша настоял. Шикарной свадьбы не было. Мы пришли в городской ЗАГС и спокойно расписались. Потом пошли в блинную, поели блинов со сгущенкой, отметили. Был, правда, момент в ЗАГСе…Мы хотели, чтобы церемония была торжественной, с музыкой, но этого не случилось. В ЗАГСе тоже недоступная среда и очень крутая лестница. Зимой подняться туда было невозможно. Скользко, рисковать не стали. Конечно, тот же подъемник там не помешал бы. Нас просто пригласили на первый этаж подписать документы. По-быстрому и не по-праздничному.

 — Как вы выбирали жилье?

Светлана: Мы всегда ориентируемся на то, чтобы квартира была без порогов. Я хожу очень плохо и только по прямой. Через небольшой порог переступить уже не смогу. Пандус тут неудобный при выходе из подъезда, деревянный. Есть гусеничные подъемники, они очень удобные, но крайне дорогие – 120 тысяч. Жилье съемное, кто ж нам такой поставит. Но если бы он был, мы были бы независимыми. Такая у нас мечта: чтобы мы сами могли выйти лишний раз прогуляться летом, но пока этого не можем…Прошлым летом ездили в свадебное путешествие в Краснодарский край, станицу Голубицкую под Анапой. Ездили сами, дикарями, накопив деньги. Искала я место отдыха долго, чтобы был доступный домик.

 Добирались на поезде?

— Да, три дня. Сначала до Москвы в специализированном вагоне. Он у нас такой единственный. Курсирует только по этому маршруту. Захотели бы в Питер, к примеру, уже не доехали бы. Вагон прицепной, чтобы уехать на нем, нужно сообщить об этом заранее на вокзале. С Москвы до Анапы мы ехали уже обычным поездом, с приключениями. Намучились. По второму маршруту мы просто не успели забронировать спецвагон.

 — Расскажите подробнее про этот спецвагон. Чем он отличается от обычного?

Светлана: В нем есть купе для начальства поезда, проводников и отдельно – для колясочников. Дверные проемы там очень широкие, удобные, есть кресла. Туалет комфортный, везде поручни, удобные разворотные площадки. Надписи есть и по Брайлю, кнопочки озвучиваются, то есть, если поедет незрячий, сможет все прочитать и понять. В сам вагон тебя поднимают с помощью подъемника. Обратно мы летели на самолете. Но наш аэропорт тоже недоступен для нас. Сотрудники не знали, как тащить меня по узкому трапу, там приключений тоже было много. От самолета до здания аэропорта курсирует обычный автобус, с лестницами. Как туда меня затаскивали, целая история, чуть спины не надорвали.

 Как вы обустроили быт? Как делите обязанности?

Александр: Все просто. Света готовит, а я все пачкаю (смеется).

Светлана: Он ходит в магазины, занимается уборкой. На мне – готовка и мытье посуды. К готовке я его не подпускаю.

— Саша, что вкуснее всего готовит Светлана?

Александр: Оладушки обожаю!

Светлана: Да да, я пеку их с чем угодно. С колбасой, сыром, картошкой, фруктами. Вообще люблю готовить и импровизировать. Даже если вижу рецепт в интернете, всегда привношу туда что-то свое, как та мышка из известного мультфильма «Рататуй».

— Что бы вы хотели изменить в нашем городе?

Светлана: Досадно, что в Театре оперы и балета нет подъемника, да и вообще сам театр совсем недоступен, а ведь там идет столько всего интересного! Я постоянно смотрю афиши, и очень жаль, что мы не можем увидеть эти спектакли, что все это проходит мимо нас. В последнее время мы ходили в драмтеатр, он доступен. Только в самом зале очень крутой спуск вниз, и без помощника все равно не обойтись. Хорошо, что хоть помогают администраторы.

— Многие ли ваши знакомые сидят в четырех стенах из-за недоступной городской среды?

Светлана: Конечно. Волонтеров у нас нет, чтобы вытаскивать людей из подъездов. Много людей с большой массой тела, их тяжело выносить. Сами коляски тяжелые. Лишний раз такие люди не выберутся ни на какое мероприятие. Также и с незрячими. Если близкие не помогут, то все это проходит мимо них.

— Вы написали в анкете («Мы рядом на Комиинформ» — прим. ред.), что не можете понять людей, которые только плачутся и говорят что «все плохо». Что живете сегодняшним днем и радуетесь каждому моменту жизни. Что дает вам силы, энергию и позитив?

Светлана: Наверное, у меня такое восприятие жизни с детства: прожил день – и слава Богу, все отлично! Даже если были какие-то проблемы, всегда думаю про себя: а жизнь то продолжается! И снова новые планы и стремления.

Александр: А меня подпитывает то, что я нужен кому-то. Своим ученикам, коту (улыбается), Свете…

Светлана: Ну как же я без тебя!

— Есть ли у вас мечта?

В один голос: Своя квартира.

— Что бы вы посоветовали одиноким людям с инвалидностью, которые очень хотят обрести семью, найти вторую половину, но пока никак не складывается?

Светлана: Во-первых, надо перестать стесняться себя. Ты такой, какой есть, и тебя уже не изменить. Во-вторых, быть посмелее, особенно девушкам. Не надо долго выбирать. Ты попробуй для начала, поживи, может, это твое?! Не твое – разойтись всегда успеете. Нужно просто пробовать, жить и влюбляться.

Александр: Света сказала вот прямо моими словами. Люди так могут «довыбираться», что в итоге останутся совсем одни.

Светлана: Главное, чтобы человек был щедрый душой. Это самое главное.

 Автор: Ярослава Пархачева 

Источник: komiinform.ru


Читать так же по теме:


Нашли орфографическую ошибку в статье?
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: